История рекламы
Создание рекламы
Основные виды рекламы
Принципы и практика рекламы
Как работает реклама
Эффективность рекламоносителей
Исследование рынка
Расходы на рекламу
Социокультурные измерения рекламы
Маркетинг
Маркетинг:основы теории и практики
Маркетинг и рост фирм
Управление малым бизнесом
Международная экономика
Производственный учёт



Предыдущая     |         Содержание     |    следующая

Международная экономика

Как поощряется развитие промышленности: импортзамещающая индустриализация

Хотя имеются сомнения в отношении аргумента защиты молодых отраслей, многие правительства развивающихся стран нашли его вполне достаточным для организации специальной поддержки развитию национальной обрабатывающей промышленности. В принципе такая поддержка может осуществляться различными способами. Например, государства могут предоставлять субсидии промышленности в целом или сосредоточить свои усилия на субсидировании ряда промышленных товаров, по которым в дальнейшем намечается появление сравнительного преимущества. Однако в большинстве развивающихся стран преобладала стратегическая линия на развитие промышленности, которая сводилась к поощрению развития отраслей, ориентированных на внутренний рынок и защищенных от конкурирующего импорта введением торговых ограничений в виде квот и тарифов. Стратегия поощрения внутренней промышленности посредством введения ограничений на импорт получила название импортзамещающей индустриализации. Здесь уместен вопрос а зачем, собственно, вообще делать выбор? Почему бы не развивать одновременно и замещение импорта и экспорт? Для ответа вновь обратимся к анализу общего равновесия, проведенного в гл. 5, из которого видно, что всякая пошлина, сокращающая импорт, непременно сокращает и экспорт! Защищая импортзамещающие отрасли, страны неизбежно отвлекают ресурсы от отраслей, составляющих экспортный потенциал в будущем. Поэтому выбор страны в пользу импортзамещающей индустриализации это по существу выбор политики "зажима" экспорта.

Причины, по которым выбор пал на замещение импорта, а не на поощрение экспорта, имеются как на стороне экономики, так и политики. Во-первых, до 1970-х годов в развивающихся странах господствовал скептицизм относительно возможностей национального экспорта промышленных товаров (хотя этот скептицизм может быть распространен и на целесообразность таможенной защиты молодых отраслей). Считалось, что индустриализация должна базироваться на замене импорта продукцией отечественного производства, а не на развитии экспорта промышленных изделий. Во-вторых, во многих случаях политика импортзамещающей индустриализации органически вписывалась в существовавшие политические настроения. Выше мы уже говорили о латиноамериканских странах, которые вынуждены были прибегнуть к импортзамещению в начале 1930-х годов из-за того, что в мире разразилась Великая депрессия, а также в первой половине 1940-х годов из-за нарушения мировой торговли (см. гл. 10). В этих странах политика импортзамещения привела к формированию могущественных и постоянно увеличивающих свои выгоды экономических группировок, в то время как экспортное лобби большого развития не получило. Пик импортзамещающей индустриализации пришелся на 1950-1960-е годы. Обычно развивающиеся страны начинали с таможенной защиты производства конечной продукции, например, продуктов питания или сборки автомобилей. В крупных развивающихся странах отечественная продукция почти полностью вытеснила импорт (хотя производство было сосредоточено в руках крупных многонациональных компаний). По мере сокращения возможностей импортзамещения на рынке потребительских товаров эти страны распространили меры таможенной защиты на промежуточные товары, такие, как корпуса автомобилей, сталь и нефтепродукты. В большинстве развивающихся стран политика импортзамещения постепенно прекратилась, придя к своему логическому завершению. При этом такие высокотехнологичные изделия, как продукция точного машиностроения, компьютеры, продолжали импортироваться. Тем не менее крупные страны, придерживавшиеся политики импортзамещения, сократили свой импорт до весьма низкого уровня. Обычно чем меньше масштабы экономики той или иной страны (выраженные, например, в стоимости ее совокупного продукта), тем больше доля экспорта и импорта в ее национальном доходе. Как показывают данные табл. 11.1, Индия, внутренний рынок которой составляет не более 5% рынка США, в 1990 г. экспортировала меньшую часть своего совокупного продукта в сравнении с Америкой. Наиболее ярким примером является Бразилия: в 1990 г. она экспортировала 7% национальной произведенной продукции, т.е. меньшую долю в сравнении с США и гораздо меньшую в сравнении с такими индустриальными странами, как Германия. Как стратегия, направленная на поощрение промышленного роста, импортзамещаю-щая индустриализация свою роль выполнила. В латиноамериканских странах доля промышленного производства в совокупном продукте сопоставима с аналогичным показателем для развитых стран (в Индии она ниже, но только потому, что ее бедное население продолжает расходовать существенную часть своих досходов на продовольствие). Однако для этих стран поощрение промышленного развития не было самоцелью оно было средством обеспечить экономическое развитие. Зададимся вопросом, внесло ли импортза-мещение вклад в экономическое развитие? На этот счет существуют серьезные сомнения. И хотя многие экономисты горячо выступали за импортзамещение в 1950-е и начале 1960-х годов, позднее индустриализация, основанная на импортзамещении, подверглась жесткой критике. Внимание как академических, так и политических кругов сместилось в сторону исправления вреда, нанесенного перегибами в политике импортзамещении. Критику импортзамещающей индустриализации можно начать с того факта, что многие страны, следовавшие такой политике, по всей вероятности, не достигли особых успехов в повышении уровня развития в сравнении с передовыми странами. В некоторых случаях развитие отечественной обрабатывающей промышленности, похоже, вместо экономического рывка привело к стагнации дохода на душу населения. Например, Индия после двадцати лет выполнения амбициозных экономических программ в период с начала 1950-х до начала 1970-х годов повысила уровень дохода на душу населения лишь на несколько процентов. Другой пример Аргентина, считавшаяся когда-то богатой страной, экономика которой в течение десятилетий развивалась черепашьими шагами. Другие страны, например, Мексика, смогли добиться экономического роста, но и им тоже не удалось преодолеть отставание от передовых стран. Только нескольким развивающимся странам, похоже, действительно удалось резко подняться вверх по шкале дохода, но эти страны никогда не придерживались политики импортзамещения или отошли от нее в самом начале.

Почему же импортзамещающая индустриализация не оправдала возложенных на нее надежд? Похоже, что наиболее важная причина заключается в том, что аргумент защиты молодых отраслей отнюдь не однозначно верен, как это предполагалось изначально. Таможенная защита, осуществляемая в течение некоторого времени, не создаст конкурентоспособной индустрии, если существуют фундаментальные причины, по которым та или иная страна не обладает каким-либо сравнительным преимуществом в области промышленности. Жизнь показала, что причина краха политики развития лежит гораздо глубже, чем простое отсутствие промышленного опыта. В бедных странах отсутствуют квалифи

цированная рабочая сила, управленческие кадры и предпринимательский опыт; общественная организация этих стран такова, что сильно затрудняет организацию снабжения этого производства всем необходимым, начиная с запасных частей и кончая электроэнергией. Эти проблемы относятся к экономической политике и, конечно, их нельзя решить с помощью торговой политики. Например, импортная квота может обеспечить возможность выживания неэффективной отрасли промышленности, но сделать ее эффективнее она не сможет. Аргумент защиты молодых отраслей состоит в том, что если им предоставить временное "убежище" с помощью пошлин и квот, то обрабатывающая промышленность менее развитых стран сама научится быть эффективной. В действительности это не совсем так или совсем не так. Когда импортзамещение не принесло ожидаемых результатов, всеобщее внимание переключилось на издержки политики индустриализации. Здесь накопилось немало свидетельств того, что протекционистская политика многих развивающихся стран породила немало искажений в экономическом поведении. Одна из проблем состояла в том, что многие страны применяли чрезвычайно сложные методы для стимулирования своей промышленности. Они вводили чересчур усложненные и часто перекрывающие друг друга импортные квоты, валютный контроль и требования использования местных узлов и компонентов вместо простого введения пошлин. Определить, какой уровень таможенной защиты в реальности обеспечивают административные меры, бывает довольно трудно; исследования показывают, что уровень защиты сильно разнится от отрасли к отрасли и в целом превышает запланированный правительством. Данные табл. 11.2 свидетельствуют о том, что некоторые страны Латинской Америки и Южной Азии благодаря различным мерам торговой политики получили защиту, эквивалентную пошлине со ставкой в 200% или даже больше. Такой высокий уровень реальной таможенной защиты дал возможность этим отраслям существовать несмотря на то, что себестоимость в них в три-четыре раза превышала цену той импортной продукции, которую замещало их производство. Даже наиболее горячие сторонники аргумента, связанного с дефектом рыночного регулирования, в конечном счете сочли неудобным защищать столь высокий уровень таможенной защиты. Другое обвинение в адрес ограничения импорта сводилось к неэффективности мелкомасштабного производства, которое оно порождает. Внутренние рынки даже крупнейших развивающихся стран составляют ничтожную долю от американского или западноевропейского. Зачастую даже весь внутренний рынок в целом недостаточно велик для того, чтобы развивать сколько-нибудь выгодное производство в его пределах. Кроме того, если такой маленький рынок защищен, скажем, посредством квоты, и на нем будет действовать лишь одна фирма, она получит возможность извлекать монопольную прибыль. Конкуренция за эту прибыль будет манить в данную отрасль сразу несколько фирм и результатом будет осуществление производства в неэффективных масштабах. Малые страны для получения эффекта от масштабов производства, как это уже отмечалось в гл. 6, должны концентрировать его на крайне узкой номенклатуре производимой продукции, импортируя при этом все остальное. Импортзамещающая индустриализация ликвидирует эту возможность, фокусируя внимание отечественной промышленности исключительно на внутреннем рынке. Критики импортзамещающей индустриализации помимо всего прочего утверждают, что она обостряет другие проблемы, в частности, проблему социального неравенства и безработицы (более подробно этот вопрос обсуждается ниже в параграфе, посвященном проблемам дуализма экономики). Несмотря на то, что импортзамещение подверглось широкой критике, лишь немногие страны отменили соответствующие таможенные барьеры. Нежелание отказаться от них лишь частично можно объяснить неизменной приверженностью этих стран политике импортзамещения. Не менее важная причина крупные капиталовложения, сделанные в отрасли, которые уже не могут существовать без таможенной защиты. В этих отраслях занята значительная часть работающих по найму людей, на судьбе которых сильно скажется ее отмена. Таким образом сложилась узаконенная заинтересованность в сохранении импортзамещающей политики.

Хотя в настоящее время популярность идеи индустриализации путем импортзамещения среди экономистов существенно снизилась, следует отметить, что не всегда попытки развить промышленность в менее развитых странах заканчивались неудачей. Начиная с середины 1960-х годов, небольшой группе бедных стран удалось сочетать быстрый рост производства и уровня жизни с индустриализацией, ориентированной преимущественно не на внутренние, а на внешние рынки. Эти страны часто называют новыми индустриальными странами (НИС). Наиболее яркие представители НИС четыре азиатские страны: Южная Корея, Гонконг, Тайвань и Сингапур, которые в шутку называют "бандой четырех" (с намеком на печально известную клику, низвергнутую нынешним китайским правительством). Помимо быстрого экономического роста, "банду четырех" отличает высокая степень открытости внешней торговле. В табл. 11.1 приведены сравнительные данные по доле экспорта в национальном доходе. Разница между НИС и странами, избравшими политику импортзамещения, очевидна2. По большей части НИС строго не придерживаются принципа свободной торговли (исключение составляет Гонконг, чья экономика может считаться наименее регулируемой в мире). В сравнении с государствами, следующими политике импортзамещения, успешно развивающиеся страны придерживаются в своей внешнеторговой практике низких и единых ставок таможенных пошлин.

Здесь возникает очень важный вопрос: а могут ли другие менее развитые страны повторить успех НИС? Может быть, успех Кореи объясняется не столько низким уровнем

либерализация торговли и экономический рост ; пример китая.

На протяжении большей части 1980-х годов наиболее населенная страна мира, похоже, встала на путь развития, который приведет ее к положению крупнейшей НИС мира. После того как радикальные маоисты были устранены от власти умеренными в 1976 г., удалось провести ряд экономических реформ, которые открыли простор для рыночных сил в экономике страны в целом и китайскую экономику для международной торговли в частности. В результате открытия Китая для международной торговли произошел резкий рост как экспорта, так и импорта. В 1976 г. экспорт составлял лишь 5,6% национального дохода страны, а импорт только 5,3%. К 1987 г. экспорт достиг показателя 15,8%, а импорт вырос до уровня 17,3%. Большая часть экспорта Китая приходится на промышленные изделия, а не на сырьевые товары, ибо очень низкие ставки заработной платы позволили стране стать крупным экспортером трудоемких товаров, и дешевые китайские товары стали все чаще и чаще появляться на мировых рынках. В то же время большая часть импорта приходится на капитальные товары, позволяющие резко расширить производственные мощности. Темп роста промышленного производства Китая между 1977 и 1988 гг. составлял внушительную цифру 12% в год. Это расширение промышленного производства Китая происходило не в ущерб его сельскому хозяйству. Наоборот, сельское хозяйство тоже довольно быстро развивалось (6% в год). Если сравнить эти данные с показателями за предыдущее десятилетие, когда политические схватки привели экономику страны в тупиковое состояние, то современное положение Китая можно считать экономическим чудом и вместе с тем наглядным доказательством преимуществ экспорториентированной индустриализации. По показателю дохода на душу населения Китай остается бедной страной. Но из-за огромного численного превосходства в населении быстрый рост производства превратил эту страну в серьезную экономическую силу. Международные экономические сопоставления весьма трудны (мы посвятим этой теме часть гл. 16), но после 1992 г. по предположению многих аналитиков, Китай уже мог бы стать в мире державой номер два, оттеснив со второго места Японию. защиты, сколько другими факторами? Или если Мексика, к примеру, откажется от стратегии замены импорта, приведет ли это к резкому повышению темпов экономического роста? Разумеется, страны отличаются друг от друга, и, возможно, успех НИС объясняется также и социальными факторами, например, приверженностью населения учебе или особенностями трудовой этики. С другой стороны, тридцать лет назад мало кто мог сказать, что Корея является страной, весьма подходящей для резкого экономического взлета. Корея победила в экономической гонке только в результате изменения своей торговой политики. Значит успех ее торговой политики не случаен. Вне зависимости от окончательного вердикта о причинах успеха НИС зримые достижения модели экспорториентирован-ного развития поколебали былую убежденность в том, что индустриализация должна быть ориентирована на внутренний рынок.