История рекламы
Создание рекламы
Основные виды рекламы
Принципы и практика рекламы
Как работает реклама
Эффективность рекламоносителей
Исследование рынка
Расходы на рекламу
Социокультурные измерения рекламы
Маркетинг
Маркетинг:основы теории и практики
Маркетинг и рост фирм
Управление малым бизнесом
Международная экономика
Производственный учёт



Предыдущая     |         Содержание     |    следующая

Международная экономика

Технология и внешние выгоды

При обсуждении аргумента, связанного с защитой молодых отраслей в гл. 11, было отмечено, что существует дефект рыночного регулирования, связанный с трудностями в установлении собственности на знания. Если фирма в определенной отрасли создает знания, которые могут быть использованы другими фирмами бесплатно, эта отрасль по существу производит определенный добавочный продукт предельную социальную выгоду от знаний, не принося фирмам данной отрасли никакого вознаграждения. Там, где эти внешние выгоды (выгоды, которые достаются сторонам, внешним по отношению к данным фирмам) очевидно велики, существует причина для субсидирования данной отрасли.

На уровне логической абстракции это напоминает аргумент в пользу защиты молодых отраслей в развивающихся странах от зрелой промышленности стран развитых. В промышленно развитых странах этот аргумент приобретает дополнительную грань, ибо здесь имеются отрасли, в которых создание новых знаний главная функция предприятия. К числу этих отраслей, называемых высокотехнологичными, относится аэрокосмическая промышленность, производство компьютеров и изделий электроники. В высокотехнологичных отраслях фирма использует значительную часть своих ресурсов для совершенствования технологии или путем прямого финансирования исследований и разработок, или становясь пионером в области производства новых продуктов и внедрения новых технологических процессов, неся сопутствующие этому потери. Конечно, такого рода деятельность происходит в любой отрасли, и поэтому нельзя провести четкого разграничения между высокотехнологичной отраслью и другими сферами хозяйства. Есть, однако, разница в той роли, которую играет данный процесс в отрасли, а потому есть смысл говорить о высокотехнологичных отраслях, в которых инвестиции в знания имеют ключевое значение для их деятельности.

Причина для оказания этим отраслям поддержки состоит в следующем. Хотя фирмы и могут присвоить некоторые плоды своих инвестиций в знания (иначе они не осуществляли бы инвестирование), полностью они этого обычно сделать не могут. Некоторые выгоды достаются другим фирмам, которые могут имитировать идеи и технические достижения фирм-лидеров. Например, в электронике фирмы часто занимаются "реверсивными" инженерными разработками по достижениям компаний-конкурентов: их изделия подвергаются демонтажу с целью выяснения, как они работают и что лежит в их основе. Поскольку патентное законодательство обеспечивает весьма слабую защиту достижений фирм, резонно предположить, что при соблюдении принципа государственного невмешательства высокотехнологичные фирмы не получают стимула на проведение инновационной деятельности в тех масштабах, в которых они должны были бы его иметь. Ситпуаия: правительственная поддержка высокотехнологичных отраслей. Должно ли американское правительство субсидировать высокие технологии? Хотя, похоже, случай достаточно подходящий, здесь следует проявить некоторую осторожность. Во-первых, важна уверенность в том, что правительство способно правильно определить приоритеты, и, во-вторых, большую роль играют объемы, в которых осуществляется финансирование. Возможно, что высокотехнологичные отрасли производят добавочные общественные блага посредством генерирования новых знаний, однако то, что происходит даже в высокотехнологичных отраслях, зачастую имеет мало общего с получением новых знаний. Нет смысла субсидировать привлечение капитала или наем рабочих, не связанных с обслуживанием новой техники в высокотехнологичных отраслях; с другой стороны, технический прогресс и переток технических достижений происходят иногда и в отраслях, которые никак нельзя отнести к числу высокотехнологичных. Главный принцип состоит в том, что торговая и промышленная политика должна активно проводиться не вообще в высокотехнологичных отраслях, а только там, где имеет место дефект рыночного регулирования. В результате этой политики должно быть субсидировано генерирование новых знаний, на которые невозможно установить права собственности. Субсидирование же вообще всей группы отраслей, которые считаются генераторами такого рода знаний, может оказаться инструментом, возможности которого просто несоизмеримы с поставленной целью. Вместо этого правительству, наверное, следовало бы субсидировать научно-исследовательские и конструкторские разработки там, где они есть. Однако здесь существует проблема определения. Как можно узнать, что фирма занята получением новых знаний? Слишком широкая трактовка могла бы привести к злоупотреблениям: кто может сказать, что закупленные скрепки и автомобили для фирмы способствовали получению знаний или просто были зачислены в бюджет для "освоения" субсидии? Слишком строгое определение, наоборот, содержит в себе риск способствовать появлению громоздких бюрократических форм организации научных исследований, в которых легко было бы поставить учет и контроль за расходованием средств, в то время как генераторами оригинальных идей по праву считаются небольшие компании, организованные по неформальному принципу.

Соединенные Штаты действительно субсидируют научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки (НИОКР), по крайней мере по сравнению с другими видами экономической деятельности. Расходы на научные исследования могут быть проведены по статье текущих расходов и непосредственно вычтены из базы налогообложения налога на прибыли корпораций. Напротив, инвестиции в машины и оборудование не могут быть отнесены к непосредственным расходам и списываются постепенно через амортизационные отчисления. Такое эффективное поощрение науки относится к истории налогообложения скорее, чем к сфере настоящей экономической политики, но об этом следует знать, прежде чем делать вывод о недофинансировании НИОКР в Америке и о необходимости большего поощрения высокотехнологичных отраслей. Для того чтобы прийти к такому заключению, следует поинтересоваться, насколько обоснован тот или иной запрос на субсидию. Какое значение имеют внешние выгоды? Определение объема субсидий для развития высокой технологии зависит от ответа на важный эмпирический вопрос: насколько количественно значим аргумент перелива технических достижений для выделения высокотехнологичных отраслей в качестве приоритетных. Какая субсидия оптимальна: 10, 20 или 100%? Сказать по правде, этого не знает никто. Внешние выгоды трудно измерить в силу их сути: они представляют собой выгоду, не имеющую рыночной цены. Более того, даже если бы внешние выгоды, порожденные высокотехнологичными отраслями, были бы относительно велики, стимул для их поддержки в рамках одной страны не был бы слишком сильным. Дело в том, что значительная часть выгод от знаний, полученных в одной стране, достается фирмам из других стран. Если, скажем, бельгийская фирма разработает новую технологию выплавки стали, большая часть фирм, которые способны перенять эту технологию, будут компаниями из других европейских стран, из США, из Японии и вряд ли из самой Бельгии. Существуй мировое правительство, оно сочло бы необходимым поощрить это техническое нововведение, бельгийское правительство скорее всего нет. Вопросы признания права собственности на уровне страны стоят не так остро, как на уровне отдельной фирмы, но все равно важны даже для такого большого государства, как Соединенные Штаты.Несмотря на несовершенства, аргумент перетока технических знаний наилучшее логическое обоснование для промышленной политики. В отличие от примитивных критериев выбора той или иной отрасли, которые могут быть просто решительно отвергнуты, аргументы за или против поддержки наукоемких отраслей служат приглашением к размышлению.