История рекламы
Создание рекламы
Основные виды рекламы
Принципы и практика рекламы
Как работает реклама
Эффективность рекламоносителей
Исследование рынка
Расходы на рекламу
Социокультурные измерения рекламы
Маркетинг
Маркетинг:основы теории и практики
Маркетинг и рост фирм
Управление малым бизнесом
Международная экономика
Производственный учёт



Предыдущая     |         Содержание     |    следующая

Международная экономика

От кризиса золота к краху, 1968-1973

Первые сигналы о будущих проблемах поступили с Лондонского рынка золота. В конце 1967 начале 1968 гг. частные лица, играющие на бирже, начали скупать золото в ожидании роста его долларовой цены. В то время считалось, что спекуляция была спровоцирована девальвацией английского фунта в ноябре 1967 г. Но большая кредитно-денежная экспансия, предпринятая в США в течение 1967 г., и рост инфляции в Америке, видимо, также повлияли на спекулятивные настроения. После значительных продаж золота Федеральной резервной системой и центральными банками европейских стран Банк Англии закрыл рынок золота 15 марта 1968 г. Два дня спустя центральные банки объявили о создании двухуровневого рынка золота: один уровень был предназначен для частных, а другой для официальных операций. Частные торговцы золотом продолжали действовать на Лондонском рынке золота, но здесь допускались колебания цен на золото. В отличие от них центральные банки продолжали осуществлять взаимные сделки на официальном уровне по официальной цене 35 долл. за унцию золота.

Создание двухуровневого рынка стало поворотным пунктом в истории Бреттон-Вудской системы. Главной целью золотовалютного стандарта, созданного в Бреттон-Вудсе, было предотвращение инфляции путем закрепления долларовой цены золота. Разрывая связь между предложением долларов и фиксированной рыночной ценой золота, центральные банки изымали из системы встроенный в нее механизм предохранения от инфляции. Новый порядок не снимал с Соединенных Штатов всех ограничений, поскольку за иностранными центральными банками сохранялось право покупать у Федеральной резервной системы золото за доллары. Но роль официальной цены золота была сведена к искусственному механизму приведения в порядок расчетов между центральными банками; она больше не являлась автоматическим ограничителем предложения денег в мире.

Проведенное в июле 1968 г. повышение налогов способствовало спаду в американской экономике, наступившему к 1970 г. Однако, как следует из рис. 19.3, инфляция в этот год возросла. К этому моменту инфляционные ожидания укрепились в экономике и оказывали воздействия на соглашения о заработной плате даже в условиях спада. Тем не менее сокращение совокупного спроса все же помогало улучшению баланса текущих операций США в 1970 г. Улучшение баланса текущих операций США оказалось временным. Неблагоприятные показатели платежного баланса, полученные к началу 1971 г., послужили толчком к крупным частным закупкам немецких марок на валютном рынке, что мотивировалось ожиданием ревальвации немецкой марки по отношению к доллару. 4 мая 1971 г. за один единственный день Бундесбанку пришлось купить 1 млрд. долл., чтобы сохранить фиксированный обменный курс по отношению к доллару в условиях огромного спроса на его валюту. Утром 5 мая Бундесбанк купил еще 1 млрд. долл. всего лишь за первый час торговли иностранной валютой! На этом Бундесбанк остановился и позволил своей валюте свободно колебаться. В противном случае предложение немецких денег раздулось бы еще больше в результате закупок Бундесбанком долларов. Недели шли, и на рынках росло понимание, что доллар необходимо девальвировать по отношению к основным европейским валютам. В 1971 г. безработица в США была все еще высока, а уровень цен значительно поднялся за предыдущие годы. Чтобы восстановить полную занятость и сбалансированный счет текущих операций, Соединенные Штаты должны были каким-то образом понизить реальную стоимость доллара. Провести понижение его реальной стоимости можно было двумя путями. Первый состоял в падении американского уровня цен в ответ на безработицу внутри страны и подъеме уровня цен за рубежом в ответ на продолжающиеся закупки долларов иностранными центральными банками. Второй путь заключался в падении номинальной стоимости доллара, выраженной в иностранной валюте. Первый вариант безработица в Соединенных Штатах и инфляция за рубежом представлялся слишком болезненным. Догадка о неизбежности изменения стоимости доллара оправдалась. Осознание этого факта привело к возобновлению продажи долларов на валютном рынке, которая достигла кульминации в августе 1971 г. Однако девальвация была не простым делом для Соединенных Штатов. Любая другая страна могла изменить свой обменный курс по отношению ко всем валютам, просто зафиксировав его в долларах на новом уровне. Но являющийся N-ной валютой доллар можно девальвировать только при условии, если иностранные государства согласятся привязать свои валюты к доллару на основе новых курсов. Значит, все страны одновременно должны согласиться ревальвировать свои валюты по отношению к доллару. Поэтому путь к девальвации доллара лежит только через напряженные многосторонние переговоры. А многие зарубежные страны были не заинтересованы в ревальвации, так как она сделала бы их товары дороже американских и тем самым принесла бы вред их экспортным и импортозамещающим отраслям. 15 августа 1971 г. президент Ричард М. Никсон предложил силовое решение проблемы. Во-первых, он положил конец потерям американского золота, объявив, что Соединенные Штаты больше не будут автоматически продавать золото за доллары иностранным центральным банкам. Эта акция окончательно разорвала оставшуюся связь между доллором и золотом. Во-вторых, президент объявил о 10%-ном налоге на все виды импорта в Соединенные Штаты, который будет оставаться в силе до тех пор, пока торговые партнеры Америки не согласятся ревальвировать свои валюты по отношению к доллару. Одновременно было объявлено о ряде внутренних стабилизационных мероприятий, включающих замораживание заработной платы и цен с целью сокращения инфляции в США. В декабре 1971 г. в Смитсоновском Институте в Вашингтоне (Округ Колумбия) было принято международное соглашение об урегулировании валютных курсов. В среднем доллар был девальвирован примерно на 8% по отношению к иностранным валютам, а 10%-ный дополнительный налог, который США ввели, чтобы заставить другие страны пойти на урегулирование, был отменен. Официальная цена золота поднялась до 38 долл. за унцию, однако это не имело экономического значения, поскольку США не соглашались возобновить продажу золота иностранным банкам. Смитсоновское соглашение ясно давало понять, что последние остатки золотого стандарта ушли в прошлое. Тогда президент Никсон назвал Смитсоновское урегулирование валютных курсов "самым важным валютным соглашением в мировой истории". Однако менее чем через пятнадцать месяцев оно подверглось пересмотру. Значительное ухудшение баланса текущих операций США в 1972 г. и резкое ускорение роста денежной массы в стране накануне президентских выборов свидетельствовали о том, что Смитсоновская девальвация доллара оказалась недостаточной. В течение всего 1972 г. продолжались спекулятивные переливы капитала из долларов в другие валюты, особенно в немецкие марки и иены. Германия ужесточила контроль за притоком капитала, чтобы воспрепятствовать перемещению резервов, которое раздувало ее денежное предложение. В начале 1973 г. началось новое крупномасштабное спекулятивное наступление на доллар, международный валютный рынок был закрыт, и Соединенные Штаты вместе с основными торговыми партнерами начали переговоры о мерах поддержки доллара. 12 февраля было объявлено о девальвации доллара еще на 10%, но спекулятивные атаки доллара возобновились как только правительства позволили вновь открыть валютный рынок. После того как 1 марта европейские центральные банки скупили 3,6 млрд. долл., чтобы предотвратить повышение стоимости своих валют, международный валютный рынок был закрыт еще раз. Когда 19 марта валютный рынок снова открылся, валюта Японии и большинства европейских стран свободно колебалась по отношению к доллару*. Введение промышленно развитыми странами плавающих курсов своих валют по отношению к доллару рассматривалось тогда как временная реакция на нерегулируемые спекулятивные переливы капитала. Однако временное соглашение, принятое в марте 1973 г., оказалось постоянным. Оно ознаменовало конец фиксированных валютных курсов и начало нового бурного периода в международных кредитно-денежных отношениях.

Нарастание инфляции в Америке в конце 1960-х гг. (рис. 19.36) было явлением мирового масштаба. К концу 1960-х гг. ускорение инфляции происходило и в экономике европейских стран (см. табл. 19.1). Согласно теории, рассмотренной в гл. 18, при ускорении роста денежной массы в стране резервной валюты, как в США во второй половине 1960-х гг., происходит автоматическое увеличение темпов роста массы денег и инфляция за рубежом, поскольку иностранные центральные банки закупают резервную валюту с целью сохранения обменного курса и в ходе этого процесса расширяют денежное предложение. Одна из причин краха Бреттон-Вудской системы состоит в том, что зарубежные страны были вынуждены импортировать американскую инфляцию посредством механизма, описанного в гл. 18: для стабилизации уровня цен и восстановления внутреннего равновесия им пришлось отказаться от фиксированных курсов и позволить своим валютам свободно колебаться. В какой же степени макроэкономическая политика США ответственна за развал системы?

Чтобы понять, каким образом инфляция может импортироваться из-за границы до тех пор пока валютные курсы не скорректируются, вновь обратимся к графическому изображению внутреннего и внешнего равновесия, представленному на рис. 19.1. Предположим, страна столкнулась с инфляцией за рубежом. Ранее уровень цен за границей Р* предполагался заданным; теперь же Р* растет вследствие инфляции за рубежом. Рис. 19.4 демонстрирует его воздействие на национальную экономику. Можно понять, как смещаются две прямые, выяснив, что произойдет, если номинальный валютный курс упадет пропорционально росту Р*. В этом случае реальный валютный курс

не претерпит изменений (Р задан) и экономика сохранит внутреннее и внешнее равновесие, если какое-либо из этих условий изначально выполнялось. Поэтому, как показывает рис. 19.4, при заданном изначальном валютном курсе рост Р* смещает как

, так и .

вниз на одинаковое расстояние (равное пропорциональному приросту Р*, умноженному на изначальный валютный курс). Пересечение новых прямых

и .

(точка 2) находится непосредственно под точкой 1. Если экономика находится в точке 1, а фиксированный валютный курс и уровень цен в стране заданы, то рост Р* переместит экономику в зону 1 со сверхзанятостью и нежелательно высоким положительным сальдо счета текущих операций. Причина такого результата реальное обесценение валюты, переключившее мировой спрос на внутренний рынок страны

растет, поскольку растет

).

Если правительство ничего не предпримет, то сверхзанятость окажет повышательное давление на уровень цен в стране, которое постепенно сдвинет обе прямые обратно на исходную позицию. Прямые прекратят смещаться, как только Р возрастет пропорционально Р*. В этот момент реальный валютный курс, занятость и баланс текущих операций возвращаются на изначальный уровень так, что точка 1 снова характеризует ситуацию внутреннего и внешнего равновесия.

Избежать импортируемой инфляции можно путем ревальвации валюты (т.е. уменьшения величины Е) и перемещения в точку 2. Ревальвация восстанавливает внутреннее и внешнее равновесие незамедлительно, без инфляции в стране, посредством использования номинального валютного курса для компенсации воздействия роста Р* на реальный валютный курс. Для противодействия росту цен за рубежом нужна лишь политика переключения расходов.

Рост цен в стране, происходящий в отсутствие ревальвации, требует расширения внутреннего предложения денег в стране, поскольку цены и денежное предложение в длительной перспективе изменяются пропорционально. Механизмом, обеспечивающим это расширение, служит интервенция национального центрального банка на валютном рынке. Когда вслед за повышением Р* возрастает уровень производства и цен внутри страны, реальное предложение денег сокращается и спрос на реальные денежные запасы увеличивается. В результате нарастает повышательное давление на процентную ставку в стране. Чтобы не позволить ему повысить стоимость валюты, центральный банк должен закупать международные резервы и расширять предложение национальной валюты. Таким образом инфляционная политика резервного центра перемещается на денежное предложение зарубежных стран.

Тесная связь между инфляцией в США и за рубежом, очевидная из рис. 19.3 и табл. 19.1, позволяет думать, что частично инфляция в Европе была импортирована из Соединенных Штатов. Однако распределение во времени инфляционных волн в различных странах наводит на мысль, что специфические факторы, характерные для каждой экономики, тоже сыграли свою роль. Например, в Великобритании инфляция заметно ускорилась в 1968 г., через год после девальвации фунта. Коль скоро (как показано в последней главе) девальвация в длительной перспективе носит нейтральный характер, она должна пропорционально повышать долгосрочный уровень цен в стране. Возможно, девальвация частично объясняет усиление инфляции в Великобритании. Забастовки во Франции в 1968 г. привели к большому росту ставок заработной платы, франко-германскому валютному кризису и девальвации франка в 1969 г. Отчасти эти события объясняют резкий рост инфляции во Франции в 1968-1969 гг. Наибольшую роль импортируемая инфляция сыграла в Германии, где горький опыт гиперинфляции предопределил сопротивление повышению уровня цен. Данные о предложении денег подтверждают, что в Европе и Японии в конце 1960-х гг. усилился рост денежной массы в обращении, как и предсказывала наша теория. Эволюция международных резервов и предложения денег в Западной Германии за период с 1968 по 1972 гг. показана в табл. 19.2, из которой видно, что после 1969 г., когда Бундесбанк умножил свои международные резервы, рост денежной массы значительно ускорился18. Эти данные подтверждают точку зрения, согласно которой американская инфляция была импортирована в Германию посредством закупок Бундесбанком долларов на валютном рынке.

Однако усиление роста денежной массы в Германии, по-видимому, нельзя рассматривать исключительно как прямое последствие усиления роста денежной массы в США. Сравнение данных рис. 19.3 и табл. 19.2 свидетельствует о том, что после 1969 г. рост денежной массы в Германии происходил гораздо быстрее, чем в США. Это различие объясняется тем, что рост международных резервов Германии в значительной степени отражает спекуляцию на предполагаемой возможности девальвации доллара в начале 1970-х гг. и вытекающий отсюда перевод участников рынка своих активов из долларов в немецкие марки.

Кредитно-денежная политика США, разумеется, повлияла на инфляцию за границей, непосредственно воздействуя на цены и предложение денег. Она способствовала распаду системы фиксированных курсов, поставив иностранные государства перед выбором между фиксированными курсами и импортируемой инфляцией. Но и бюджетная политика США, во многом обусловившая необходимость девальвации доллара, тоже внесла свой вклад в усиление инфляции за рубежом, способствуя спекулятивному бегству капиталов от долларов. Бюджетную политику США в конце 1960-х гг. следует рассматривать как дополнительную причину ликвидации Бреттон-Вудской системы. Таким образом, крах Бреттон-Вудской системы объясняется отчасти односторонним влиянием макроэкономической политики Соединенных Штатов, а отчасти тем, что ключевой инструмент переключения расходов дискретная корректировка валютных курсов провоцировал спекулятивные атаки, что в постоянно возрастающей степени затрудняло достижение как внутреннего, так и внешнего равновесия. Создатели Бреттон-Вудской системы надеялись, что ее наиболее влиятельные участники будут проводить политику в интересах всей мировой экономики в целом, а не с позиций чисто внутренних целей. Когда с середины 1960-х гг. Соединенные Штаты доказали, что не желают нести такую ответственность, система фиксированного валютного курса распалась.