История рекламы
Создание рекламы
Основные виды рекламы
Принципы и практика рекламы
Как работает реклама
Эффективность рекламоносителей
Исследование рынка
Расходы на рекламу
Социокультурные измерения рекламы
Маркетинг
Маркетинг:основы теории и практики
Маркетинг и рост фирм
Управление малым бизнесом
Международная экономика
Производственный учёт



Предыдущая     |         Содержание     |    следующая

Международная экономика

Дефляция и спад 1981-1983

В октябре 1979 г. председатель Федеральной резервной системы Волкер объявил о резком изменении кредитно-денежной политики США, направленной на борьбу с инфляцией в стране и прекращение падения доллара. Замедление темпов роста денежной моссы, проведенное Волкером, породило уверенность на валютном рынке в том, что председатель Федеральной резервной системы выполнит свое обещание и излечит американскую экономику от инфляции. С избранием в ноябре 1980 г. президента Рейгана, который в ходе предвыборной кампании выступал с антиинфляционных позиций, стоимость доллара резко подскочила. В конце 1979 г. конце 1981 г. удорожание доллара по отношению к немецкой марке составило 23,2%. Процентные ставки в США также резко выросли в конце 1979 г.; к 1981 г. они почти удвоились по сравнению с уровнем 1978 г. Рис. 20.5, демонстрирующий эффект замедления денежного роста в Отечестве, поможет понять, какое воздействие оказало проведенное Волкером изменение политики на США и на зарубежные страны. Поднимая процентные ставки в Отечестве и порождая у инвесторов ожидание усиления доллара в будущем, действия правительства США привели к немедленному повышению курса доллара. Удорожание доллара сделало американские (отечественные) товары более дорогими по сравнению с иностранными и тем самым повысило уровень производства за рубежом У*, необходимый для поддержания спроса на местную продукцию при любом заданном Y. Это изменение показано на рис. 20.5 сдвигом Н^НУ до Н2Н2. Повышение стоимости доллара (национальной валюты) повлияло и на зарубежный рынок производства: так как иностранная продукция относительно подешевела, F}F} сместился влево до F2F2. В результате двух этих сдвигов объем отечественного производства сократился, объем производства за рубежом расширился и мировая экономика переместилась из точки 7, характеризующей изначальное равновесие, в точку 2, характеризующую новое равновесие. На первый взгляд может показаться странным, что сокращение денежной массы в Отечестве повысило объем производства за рубежом, поскольку падение отечественного уровня производства вызывает непосредственное

сокращение внутреннего спроса на импорт. Однако это сокращение представляет собой вторичный эффект изначального переключения мировых расходов с отечественных на иностранные товары.

Как и предполагала модель, замедление темпов денежного роста отрицательно повлияло на объем производства и занятость в Америке. Повышение курса доллара не приветствовалось за рубежом, даже несмотря на то, что оно могло позитивно повлиять на экономику иностранных государств в период медленного роста. Причина заключается в том, что усиление доллара мешало зарубежным странам в их собственной борьбе с инфляцией, так как поднимало цены на импорт и стимулировало рабочих требовать более высокой заработной платы. В Соединенных Штатах усиление доллара имело обратный эффект, ускоряющий сокращение инфляции. Поэтому жесткая кредитно-денежная политика США влияла на экономику других стран в соответствии с принципом "разоряй соседа" в том смысле, что понижение инфляции в США осуществлялось частично за счет экспорта инфляции в зарубежные страны. Реакцией иностранных центральных банков стала интервенция на валютном рынке с целью замедления роста доллара. Продавая долларовые резервы и закупая свою собственную валюту, некоторые центральные банки снизили в 1980 и 1981 гг. темпы роста денежной массы, подняв процентные ставки (см. табл. 20.2 и 20.5).

бюджетная политика, баланс текущих операций и возрождение протекционизма В ходе избирательной кампании президент Рейган обещал сократить налоги и сбалансировать федеральный бюджет. Он выполнил первое обещание в 1981 г., когда Конгресс принял законодательство, предусматривающее сокращение налогов на личное имущество и налоговое стимулирование капиталовложений предпринимателей. В то же время администрация Рейгана приступила к наращиванию оборонных расходов, которое сопровождалось сокращением государственных расходов на программы внутреннего развития. Общим результатом этого и последующих решений Конгресса стало раздувание дефицита государственного бюджета США и резкое усиление налогового стимулирования экономики. Табл. 20.6 показывает избыток государственного бюджета США, представленный в виде процентов от ВНП после 1975 гиллюстрирует эффект бюджетной экспансии в Отечестве для двустрановой модели. Поскольку бюджетная экспансия в Отечестве вызывает удорожание его валюты (доллара), зарубежные товары становятся относительно дешевыми и мировой спрос на них расширяется. Поэтому зарубежный объем производства

должен возрасти при любом уровне местного производства Y, что представлено смещением вверх

до

. Коль скоро Отечество обладает большими масштабами, воздействие его бюджетной экспансии на совокупный спрос, предъявляемый на ее продукцию, имеет положительное значение, несмотря на повышение курса национальной валюты; о, значит,

должно возрасти при любой величине

. Расширение внутреннего совокупного спроса предполагает смещение

вправо до

Объем производства как в Отечестве, так и в

Загранице возрастает по мере того, как мировая экономика перемещается в точку 2 из своего исходного положения в точке 1.

Как отмечалось в гл. 17, анализировать изменения в бюджете США сложно, поскольку бюджетная политика, на которую был получен мандат в 1981 г., начала осуществляться только в 1982 г. и ее экспансионистское воздействие не проявлялось в полной мере, по-видимому, вплоть до 1983 г. Ожидоние дальнейшей бюджетной экспансии в 1981 г. просто увеличило бы курс доллара, что привело бы к смещению

вверх (как и показано на рис. 20.6), однако другая прямая сместилась бы влево, а не вправо. Эти изменения углубили бы спод 1981-1983 гг. в Соединенных Штатах на его ранних стадиях и вместе с тем в меньшей степени стимулировали бы экономику за рубежом, чем ожидалось (см. рис. 20.6). Рис. 20.6 является точным отображением глобального воздействия бюджетной политики США лишь применительно к концу 1982 или 1983 г.

Однако бюджетная политика США все время поддерживала продолжающийся рост курса доллара (см. рис. 20.3), как поддерживала его и ограничительная бюджетная политика, которую проводили в то время Германия и Япония. К февралю 1985 г. кумулятивный рост курса доллара по отношению к немецкой марке составил с конца 1979 г. 47,9%. В декабре 1982 г. спад в Соединенных Штатах достиг низшей точки и началось оживление производства как в стране, так и за рубежом по мере того, как импульсы бюджетного стимулирования в США передавались в зарубежные страны через устойчивый рост курса доллара. Свой вклад в оживление внесла и менее жесткая кредитно-денежная политика, к которой перешла Федеральная резервная система. Иностранные центральные банки по-прежнему опасались, что их собственная экспансионистская политика может стимулировать инфляцию. Однако, когда во второй половине 1982 г. падение покупательной способности американских денег привело к понижению долларовых процентных

ставок, некоторые иностранные центральные банки сочли возможным ослабить ограничения своей кредитно-денежной политики, не вызвав слишком резкого обесценения своей валюты (см. табл. 20.5). К началу 1984 г. безработица в США сократилась, а производство стало стремительно расти. Правда, в других промышленно развитых странах безработица оставалась высокой, а рост производства за границей был по историческим меркам медленным. Если бюджетная экспансия в США способствовала оживлению производства в мире, то растущий дефицит федерального бюджета порождал серьезное беспокойство относительно стабильности мировой экономики в будущем. Увеличение дефицита государственного бюджета не сопровождалось соответствующим увеличением частных сбережений или сокращением инвестиций, поэтому баланс текущих операций Америки резко ухудшился (вспомните проведенный в гл. 13 ситуационный анализ связи между дефицитом государственного бюджета и балансом текущих операций). К 1987 г. Соединенные Штаты превратились в чистого должника зарубежных стран, а дефицит их баланса текущих операций достиг рекордного для послевоенного времени уровня 3,6% от ВНП. Некоторые аналитики были обеспокоены тем, что иностранные кредиторы потеряют доверие к будущей стоимости накапливаемых долларовых активов и продадут их, вызвав неожиданное резкое обесценение доллара. Не меньшую озабоченность вызывало и влияние сильного доллара на распределение доходов в Соединенных Штатах. Удорожание доллара сократило инфляцию в США и предоставило потребителям возможность покупать импортные товары по более низкой цене. Однако те, кто проиграл от изменения условий торговли, были лучше организованы и более красноречивы, чем те, кто выиграл. Устойчиво плохое функционирование экономики в 1980-х гг. привело к усилению нажима на правительство, от которого требовали защиты приходящих в упадок экспортных и импортзаме-щающих отраслей. По мере замедления подъема в США в конце 1984 г. давление со стороны протекционистов нарастало как снежный ком. Приведя к удорожанию американского экспорта для иностранцев и удешевлению зарубежного импорта, реальный рост стоимости доллара сократил спрос в нескольких отраслях американской экономики, таких, как сельское хозяйство, текстильная и сталелитейная промышленность, автомобилестроение. В конце 1984 г. эти отрасли усилили свои требования относительно законодательной защиты, что породило лавину протекционистских законопроектов. Когда угроза американских ограничений на торговлю возросла, зарубежные правительства клятвенно пообещали противодействовать любым мерам ограничения торговли, которые могут предпринять Соединенные Штаты.

Администрация Рейгана с самого начала проводила политику святой простоты* по отношению к валютному рынку, отказываясь проводить интервенцию на нем не иначе, как в чрезвычайных обстоятельствах (как, например, после покушения на президента Рейгана). С позиции руководителей администрации рынок способен наилучшим образом определять нужный валютный курс, да и сам президент рассматривал усиление доллара как голос рынка, поданный за доверие к его экономической политике. Однако к 1985 г. связь между сильным долларом и нарастающей бурей протекционизма стало невозможно игнорировать.

от плазы к лувру и далее: попытка управлять валютными курсами

Ускорение денежного роста в США в 1985 г. привело к некоторому обесценению доллара, но не смогло помешать преобладающему в Конгрессе настроению в пользу ограничения импорта. Опасаясь бедствия, грозящего системе международной торговли, официальные представители стран, входящих в Группу Пяти (G-5) Соединенных Штатов, Великобритании, Франции, Германии и Японии, объявили 22 сентября 1985 г. в ньюйоркском отеле Плаза, что будут совместно проводить интервенцию на валютном рынке с целью понижения стоимости доллара. На следующий день доллар резко упал и продолжал падать весь 1986 г. и начало 1987 г., когда Соединенные Штаты продолжали проводить мягкую кредитно-денежную политику и сокращали долларовые процентные ставки по отношению к ставкам в иностранной валюте (см. рис. 20.3 и табл. 20.5). Заявление Группы пяти (G-5) в Плазе представляло собой резкое изменение в политике администрации Рейгана, пересмотр ее негативного отношения к интервенции на валютном рынке. Когда в конце 1985 г. совместные интервенционистские операции, проведенные во исполнение сделанной в Плазе декларации, завершились, Соединенные Штаты более чем на год удалились с валютного рынка. Тем не менее принятое в Плазе коммюнике свидетельствовало о растущей в правительственных кругах неудовлетворенности функционированием плавающих валютных курсов и знаменовало собой начало периода, в течение которого государства, включая и Соединенные Штаты, были готовы проводить интервенцию, временами масштабную и совместную, с целью повлиять на валютные курсы. В течение 1986 г. курс доллара по отношению к другим валютам изменялся по-разному. По отношению к немецкой марке и иене он упол более резко, чем по отношению к валютам некоторых других торговых партнеров. Однако положительное сальдо счета текущих операций Японии и Германии (измеренное в долларах) продолжало увеличиваться и внешний дефицит США существенно возрос. Конгресс не смог принципиально сократить дефицит федерального бюджета в 1985-1986 гг. и неудивительно, что в отсутствие необходимой политики изменения расходов на основе бюджетных ограничений проблема внешнего ровновесия не исчезла. Запаздывания в реакции торгового баланса, рассмотренные в гл. 17, по-видимому, были усилены политикой, столь сильно полагающейся на изменения номинальных валютных курсов, воздействие которых на реальные относительные цены носит временный характер. В результате, хотя с протекционистским давлением временно удалось справиться с помощью обесценения доллара, его угроза сохранялось. Не имея по политическим соображениям возможности быстро изменить свой собственный бюджетный курс, администрация Рейгана постоянно призывала Японию и Германию проводить более экспансионистскую макроэкономическую политику в надежде, что расширение спроса из этих стран поможет сократить дефицит США и разрешит проблему торговли. Подобные призывы значили мало, несмотря на несколько международных соглашений относительно восстановления равновесия в мировой торговле посредством согласования макроэкономической политики.

К концу 1986 г. обменный курс доллара оказался в центре разногласий между правительствами. Столкнувшись с нежеланием иностранных государств проводить политику изменения расходов, американские лидеры продолжили свои усилия по восстановлению внешнего равновесия на основе политики переключения расходов, осуществляемой посредством обесценения доллара. Однако лидеры других индустриальных стран считали, что стоимость их валют поднялось достаточно высоко. С их точки зрения отраслям, участвующим в мировой торговле, трудно противостоять зарубежной конкуренции и потому изменение расходов вследствие ограничительной кредитно-денежной и бюджетной политики США было для них предпочтительнее. Следствием этого тупика стало к концу 1986 г. более или менее открытое конкурентное манипулирование валютными курсами. Когда доллар падал, Япония и Германия проводили интервенцию, чтобы остановить это падение, а Соединенные Штаты оставались в стороне. Только когда США вернулись на валютный рынок в ночале 1987 г., доллар стабилизировался. Новая попытка сотрудничества в валютной области последовало за встречей в Лувре, в Париже 22 февраля 1987 г. Министры финансов и управляющие центральными банками стран, входящих в Группу Пяти (G-5), и Канады выступили с заявлением, в котором обязались стабилизировать номинальные валютные курсы приблизительно на существовавшем тогда уровне. С точки зрения официальных представителей этих государств, он "в целом согласуется с основополагающими экономическими принципами, включая необходимое условие общего внешнего равновесия. Однако Луврское соглашение представляло собой нечто гораздо большее, чем просто словесное заявление по поводу валютных курсов. В неопубликованном договоре правительства установили контрольные зоны валютных курсов и условились защищать их с помощью интервенций на валютном рынке. Хотя эти контрольные зоны не были обнародованы, специалисты полагают, что Луврское соглашение устанавливало диапазон в пределах плюс-минус 5% от курса 1,8250 немецкой марки за доллар и 153,50 йен за доллар. (Спустя несколько недель после заявления в Плазе валютные курсы находились где-то в районе 2,750 немецкой марки за доллар и 250 иен за доллар.) После установления в апреле 1987 г. величины обменного курса между долларом и иеной индустриальные страны сумели но протяжении нескольких месяцев сохранить валютные курсы в пределах новых диапазонов колебаний. Однако внешний дефицит США оставался на высоком уровне, а доллар испытывал сильное давление со стороны продаж. Поэтому диапазоны колебаний можно было сохранить лишь с помощью медленного роста предложения американских денег и постоянного увеличения разницы в процентных ставках в пользу долларовых активов. Перед участниками рыночной деятельности вставал вопрос, пойдут ли США на спад своей экономики, чтобы сохранить контрольные цифры номинального волютного курса, который представлялся все в большей степени несовместимым с равновесием баланса текущих операций при существующих в Соединенных Штатах и за рубежом ценах. Короткий период стабильности валютных курсов внезапно закончился, когда в октябре 1987 г. на фондовом рынке США произошел обвал, а затем крах, последовавший за критикой со стороны американцев роста процентной ставки в Германии. К головокружительному падению на Уолл-Стрит присоединились основные фондовые биржи всего мира. В Соединенных Штатах удалось избежать более общего экономического кризиса, когда новый председатель Федеральной резервной системы Алан Гринспен объявил о ее готовности обеспечить ликвидность попавшей в затруднительное положение финансовой системы. Управляющие иностранными центральными банками поступили аналогичным образом, и процентные ставки снизились во всем мире. Однако в ходе этого процесса американские власти позволили стоимости доллора упасть гораздо ниже пределов, обусловленных Луврским соглашением. Впоследствии были установлены новые зоны валютных курсов. Однако они, по-видимому, неоднократно менялись, о чем никогда не делалось официальных заявлений. Рис. 20.7 дает представление об изменениях валютного курса после Луврского соглашения. С точки зрения скептиков неявные зоны валютных курсов не имеют реальной силы, а нежелание официальных лиц указать границы зон, которые призваны заменить собой рыночный разброс, объясняется в основном стремлением скрыть

постоянные провалы властей в их противостоянии давлению рынка. Сторонники же утверждают, что валютные курсы колебались бы еще сильнее, если бы зоны не были установлены. Что представляется ясным, так это то, что попытки властей повлиять на валютные курсы достигали успеха лишь тогда, когда опирались на изменения кредитно-денежной или бюджетной политики, вместо использования более мягкого средства в виде сопровождаемой стерилизацией интервенции (которая временами носила масштабный характер). Поэтому руководители государств оказывались перед реальным и иногда болезненным выбором между поддержанием внутреннего равновесия и стабильностью валютных курсов, как это было в Соединенных Штатах в октябре 1987 г., и никто из них не счел, что стабильность валютных курсов важнее.