История рекламы
Создание рекламы
Основные виды рекламы
Принципы и практика рекламы
Как работает реклама
Эффективность рекламоносителей
Исследование рынка
Расходы на рекламу
Социокультурные измерения рекламы
Маркетинг
Маркетинг:основы теории и практики
Маркетинг и рост фирм
Управление малым бизнесом
Международная экономика
Производственный учёт



Предыдущая     |         Содержание     |    следующая

Международная экономика

Доминирование германии в валютной области и теория доверия евс

Ранее мы назвали три основных причины стремления Европейского Сообщества зафиксировать валютные курсы посредством ЕВС: желание более эффективно защищать экономические интересы Европы на мировой арене, намерение достичь большего внутреннего экономического единства и сложность приспособления Единой сельскохозяйственной политики к внутриевропейским урегулированиям валютных курсов.

Недавний опыт дает еще одно объяснение существования ЕВС. Зафиксировав свои валютные курсы по отношению к немецкой марке, другие члены ЕВС, по сути, отдали задачу борьбы с инфляцией на откуп Бундесбанку Германии и тем самым ослабили нарастание инфляционного давления в своих странах давления, которое в противном случае могло бы вызвать искушение приспособиться к нему посредством расширения денежной массы. Такая точка зрения, или теория доверия ЕВС, представляет собой разновидность аргумента "дисциплины", приводимого против плавающих курсов : политические издержки нарушения международных соглашений о валютных курсах могут удержать правительства от обесценения своих валют с целью приобретения краткосрочного преимущества в виде экономического бума, за который в долгосрочном периоде придется расплачиваться увеличением инфляции.

Чтобы оценить теорию доверия, мы должны прежде всего понять, каким образом немецкий Бундесбанк мог стать фактором низкой инфляции. Гиперинфляция 1920-х г. в Германии и после Второй мировой войны породили у населения глубоко укоренившийся страх перед инфляцией. По этой причине закон, в соответствии с которым был основан Бундесбанк, в качестве главной задачи центрального банка выделял защиту реальной стоимости немецкой марки. Для ее выполнения совету управляющих банка придавались такие полномочия и принципы членства, которые обеспечивали его беспрецедентную независимость от давления со стороны политических деятелей, составляющих остальную часть правительства Германии4. Произошедшая с середины 1980-х гг. эволюция в практике валютных интервенций ЕВС подтвердила мнение о том, что партнеры Германии по ЕВС стремились импортировать доверие к ее способности противостоять инфляции. Они стали держать немецкие марки в качестве резервов и использовать их как средство интервенции, когда их валютные курсы слишком далеко отклонялись от официального паритета с немецкой маркой (Германия тоже проводила интервенции, особенно в неспокойные периоды, но она немедленно стерилизовала любое воздействие, которое эти интервенции могли бы оказать на ее денежное предложение). В результате сложилась система, которая функционировала весьма асимметричным образом, очень похожим на Бреттон-Вудскую систему при доминировании США. На практике проблема N-ной валюты ЕВС разрешилась тем, что Германия определяла валютную политику системы, а другие страны фиксировали обменные курсы между своими валютами и немецкой маркой. Политики в склонных к инфляции странах ЕВС, таких, как Италия, несомненно добились доверия, предоставив центральному банку Германии принимать решения относительно валютной политики. Девальвация все еще допускалась, но лишь в рамках установленных ЕВС ограничений. Поскольку в случае девальвации политики боялись выглядеть некомпетентными в глазах избирателей, решения правительств сохранять курс своей валюты по отношению к немецкой марке уменьшали их желание и возможность допускать в стране инфляцию3.

валютная сетка евс

Запутанная валютная сетка" ЕВС определяет пределы, в которых допускается колебание обменного курса между валютами каждой пары стран-членов. Например, в конце 1992 г. изменения обменного курса между французским франком и немецкой маркой находились в диапазоне 0,30494 немецких марок за франк (верхний предел количества немецких марок, которые можно купить за франк) и 0,29153 за франк (нижний предел количества немецких марок, которые можно купить за франк). Аналогичный диапазон допустимых колебаний имеет каждая пара валют, которая определяет наиболее сильную и наиболее слабую позиции двух валют по отношению друг к другу.Точная величина этих пределов имеет решающее значение для функционирования ЕВС. Одна из причин чрезвычайной важности пределов обусловлено их местом в своде правил ЕВС. Например, когда обесценение французского франка по отношению к немецкой марке доходит до нижней границы, то правила обязывают как Банк Франции, так и Бундесбанк провести интервенцию в поддержку франка. Одноко пределы колебоний валютных курсов важны еще и по другой причине. Если спекулянты видят, что обменный курс между немецкой маркой и французским франком составляет всего лишь 0,29153 марки за франк, т.е. стоимость франка по отношению к немецкой марке упала до нижней допустимой величины, они могут сделать вывод о недостатке у Банка Франции и Бундесбанка ресурсов или решительности для предотвращения атаки на слабую валюту. Именно так и случилось летом 1993 г. В результате страны ЕВС расширили диапазон колебания курса между немецкой маркой и французским франком (наряду с большинством других двусторонних диапазонов) до ± 15%.

Так как стабильность ЕВС и необходимость проведения интервенций ее членами тесно связаны с положением валют в их двусторонних диапазонах, Financial Times публикует каждый понедельник график сетки ЕВС. Оно позволяет наглядно показать относительное положение различных валют в валютном механизме ЕВС. Однако чтобы разобраться в графике, следует сначала более точно понять, каким образом ЕВС устанавливает диапазоны колебаний валютных курсов.

Как отмечалось в гл. 18, ЕВС устанавливает для каждой своей валюты центральный курс ЭКЮ, представляющий собой определенный валютный курс по отношению к Европейской валютной единице.

Так, в конце 1992 г. центральный курс ЭКЮ для французского франка составлял 6,60683 франка за ЭКЮ, а для немецкой марки 1,96-992 марки за ЭКЮ. Но два этих курса ЭКЮ определят двусторонний центральный курс между немецкой маркой и французским франком, который равняется 0,29816 марки за франк (-1,96992 немецкой марки за ЭКЮ + 6,60683 французских франков за ЭКЮ). Исходя из этого двустороннего центрального курса, ЕВС определяет диапазон допустимых отклонений обменного курса между франком и маркой. Верхний предел диапазона (где франк зонимает самую сильную позицию) находится на уровне 0,30494 немецкой марки за франк, а нижний предел (где франк занимает самую слабую позицию) на уровне 0,29153 немецкой марки за франк, откуда следует, что максимальное изменение обменного курса равно 0,29153 немецкой марки за франк (~ 0,30494 немецкой марки за франк 0,29153 немецкой марки за франк). Данная величина составляет 4,5% от двустороннего центрального курса 0,29816 немецкой марки за франк. Так как 2,25 является половиной 4,5, получается, что старый диапазон ЕВС допускал отклонение франка от его двустороннего центрального курса по отношению к немецкой марке на ± 2,5%. Такой узкий диапазон был установлен для большинства валют ЕВС, но, как отмечалось, двусторонний диапазон некоторых валют позволял обменному курсу изменяться в пределах ± 6%.

Дополнительным подтверждением теории доверия стало показанное на рис. 21.2 изменение темпов инфляции в шести изначально входивших в ЕВС странах по сравнению с темпами инфляции в Германии6. Как следует из рисунка, темпы инфляции постепенно сближались с низкими уровнями, характерными для Германии. Даже Франция сумела в начале 1992 г. привести свой темп инфляции к более низкому по сравнению с Германией уровню, что большинство обозревателей сочло бы невозможным десятилетие назад7.