История рекламы
Создание рекламы
Основные виды рекламы
Принципы и практика рекламы
Как работает реклама
Эффективность рекламоносителей
Исследование рынка
Расходы на рекламу
Социокультурные измерения рекламы
Маркетинг
Маркетинг:основы теории и практики
Маркетинг и рост фирм
Управление малым бизнесом
Международная экономика
Производственный учёт



Предыдущая     |         Содержание     |    следующая

Международная экономика

Довод в поддержку координации политики

Из-за трудности расширения экспорта приспособление восточноевропейских стран к новой модели торговли, ориентированной на Запад, оказалось длительным и болезненным. Реализация этой модели поставила вопрос о том, может ли определенная координация политики бывшими странами СЭВ снизить болезненность этого приспособления.

Можно рассмотреть случай координации политики, когда страны сумели бы достигнуть лучшего результата путем переговоров о проведении общей политики вместо действий каждой страны независимо, только в собственных интересах. Ситуация, проиллюстрированная рис. 24.3, подтверждает это положение. Из примера следует, что в интересах обеих стран Чехословакии и Венгрии было сократить импорт из СЭВ и обратиться к поставщикам с Запада. Но когда страны это сделали, то в них ускорился спад. Можно утверждать, что этого могло бы не произойти, если бы они могли договориться, по крайней мере на временной основе, продолжать покупать продукцию друг у друга. (Со временем, когда они завоюют новые рынки на Западе, этот аргумент может быть снят). Некоторые экономисты доказывают, что восточноевропейские страны могли бы приспособиться к рыночной экономике лучше, если бы согласились временно продолжать особые торговые отношения.

Проблематичность такого решения заключается в способе его достижения. Особые торговые отношения старого СЭВ основывались на общности экономических и политических структур коммунистических режимов. Давление военного превосходства Советского Союза также помогало поддерживать торговлю между его союзниками. Какой механизм мог помочь поддержать торговлю между бывшими странами СЭВ без этих "естественных" сил? Одним из возможных ответов было бы приведение в порядок денежного обращения. Резкое сокращение торговли в СЭВ после 1989 г. произошло в значительной степени из-за решений правительств получать оплату в твердой валюте в то время, как предложение твердой валюты было небольшим. Западноевропейские страны столкнулись с подобной ситуацией, хотя в более мягкой форме, во время "долларового дефицита" после Второй мировой войны. Они справились с этими проблемами отчасти путем образования Европейского платежного союза (1950-1958 гг.), установления особого порядка кредитования (кредитных линий) между европейскими странами, что позволило им проводить расчеты в пределах Европы без использования дефицитных в то время долларов. В принципе экс-коммунистические страны тоже могли в переходный период создать подобную структуру, которая способствовала бы поддержке традиционной модели торговли. То есть Польша и Венгрия могли договориться принять друг от друга долговые расписки (IOU), а не настаивать на оплате в долларах или марках. Это поощрило бы Польшу продолжать в течение ряда лет покупать венгерские автобусы, а Венгрию польские тракторы, что помогло бы сохранить занятость, скажем, до того, пока не появятся рядом Сони или Матцусита, предлагающие новые рабочие места на новых сборочных заводах VCR в Кракове и Будапеште.

Хотя некоторые предложения выдвигались Европейским платежным союзом4, однако ни одно не было принято, главным образом по политическим соображениям. До августа 1991 г. наиболее важным членом СЭВ был Советский Союз, и большинство стран Восточной Европы все еще больше торговали с Советским Союзом, чем со всеми восточноевропейскими странами, вместе взятыми. К несчастью, Советский Союз не смог стать участником платежного союза, так как он не отказался от коммунизма и не вступил в полномасштабную экономическую реформу. После августа 1991 г. Советский Союз прекратил свое существование, и простая экономическая логика приводила к мысли, что многие из его бывших республик выиграют от вступления в специальный валютный союз с восточноевропейскими странами. Однако экономический и политический хаос в бывшем Советском Союзе сделал такое образование невозможным. Фактически политическая напряженность на большей части Восточной Европы нарастала. В Румынии, например, в якобы некоммунистическом правительстве доминировали нераскаявшиеся экс-коммунисты, и возник острый конфликт с новой демократической Венгрией по поводу обращения Румынии с этническими венграми. В Чехословакии напряженность между Чехией и Словакией достигла высшей точки, когда к началу 1993 г. Чешская и Словацкая республики договорились стать отдельными странами. И развязывание жестоких гражданских войн в некоторых бывших коммунистических государствах помешало фокусировать внимание на экономической координации. Мы видели в гл. 19-21, как трудно было достигнуть сотрудничества и координации даже между главными демократическими капиталистическими странами. Экономическая ситуация после 1989 г. в Восточной Европе представила серьезную возможность для валютной кооперации, но во время написания этого учебника казалось, что шансов для такой кооперации было мало.

Проблема координации в Советском Союзе Можно было предположить, что Советский Союз получит значительные экономические выгоды от развала его восточноевропейской империи. В конце концов до 1989 г. Советский Союз действительно крупно субсидировал восточноевропейскую экономику, переплачивая за их промышленные товары низкого качества и недополучая за свою нефть и другие сырьевые материалы. Конец этой системы наряду с возможностью при ослаблении конфронтации с Западом сократить военные расходы могли бы позволить значительно поднять жизненный уровень. В действительности, однако, в конце 80-х гг. советская экономика начала быстро приходить в упадок, что Продолжалось и после развала страны в 1991 г. И когда к концу 1992 г. в некоторых восточноевропейских странах проявились признаки оживления, в бывших советских республиках даже не наблюдалось признаков окончания спада. Причины экономических трудностей бывшего Советского Союза многообразны, но многие из них могут быть сведены к одной основополагающей: система централизованного планирования потерпела крах, а достаточно свободный рынок для замены этой системы еще не создан. То есть никто не мог отдать распоряжение фирме производить больше или меньше, чем она считает нужным, но все еще было слишком много контролируемых цен и слишком мало частной собственности для того, чтобы рыночные цены могли обеспечивать децентрализованную форму координации. Вся проблема может рассматриваться как крайний случай проблемы "второго лучшего", рассмотренный нами в гл. 10 как случай провала торговой политики в условиях рыночной экономики. В качестве примера напомним, что тогда мы выяснили, что разрешение свободной торговли между участниками таможенного союза может понизить, а не повысить благосостояние, если эти участники продолжают устанавливать тарифы на импорт из других стран: таможенный союз может скорее переключить существующую торговлю на другие источники, а не увеличивать объем торговли. Общепризнано, что при искаженных на некоторых рынках побудительных мотивах переход к другим рынкам может вместо пользы нанести вред:

В случае с бывшим Советским Союзом развал централизованного планирования предоставил предприятиям свободу самим решать, сколько производить и кому продавать продукцию. В хорошо функционирующей рыночной системе такая децентрализация принятия решений является нормальной практикой. Но продолжающийся контроль над ценами и отсутствие четких прав собственности приводят к тому, что руководители предприятий часто не имеют достаточно стимулов, чтобы поставлять товары туда, где в них больше нуждаются. При централизованном планировании простым распоряжением о необходимых поставках можно было компенсировать недостаток заинтересованности. Развал такого планирования вместо улучшения ухудшил дело, по крайней мере до настоящего времени. Эта основная проблема "второго лучшего" является распространенной в экс-советских государствах и сказывается она особенно сильно и жестко в межрегиональной торговле.