История рекламы
Создание рекламы
Основные виды рекламы
Принципы и практика рекламы
Как работает реклама
Эффективность рекламоносителей
Исследование рынка
Расходы на рекламу
Социокультурные измерения рекламы
Маркетинг
Маркетинг:основы теории и практики
Маркетинг и рост фирм
Управление малым бизнесом
Международная экономика
Производственный учёт



Предыдущая     |         Содержание     |    следующая

Международная экономика

Примеры внешней экономии

Часто трудно разделить эффекты от внешней экономии и сравнительных преимуществ в торговле крупнейших стран. Например, Италия занимает ведущее место в мировом рынке модной одежды благодаря роли Милана как центра этой индустрии. В какой-то степени такое положение Милана самовоспроизводится. В этом городе работают ведущие дизайнеры и модельеры, что поддерживает уровень миланской продукции. Но, с другой стороны, репутация Милана как центра моды сама по себе служит достаточным основанием для переезда туда ведущих модельеров. Возможны возражения, что успехи Италии на рынке модной одежды связаны не с Миланом, а с национальным характером итальянцев. И что не будь Милана, в Италии появился бы обязательно какой-нибудь другой центр моды. Отделить внешнюю экономию и сравнительные преимущества здесь довольно сложно. Тем не менее, в ряде других случаев это возможно. Для начала приведем пример, не относящийся собственно к внешней торговле речь идет о сильной территориальной концентрации производства ковров в США (впрочем, размеры США столь велики, что внутрирегиональный обмен здесь не сильно отличается от внешней торговли внутри Европы). Почти все ковры в США делаются в небольшом городке Дальтон в Джорджии. Внутренняя экономия на масштабе там невелика: в Дальтоне работает сразу несколько десятков разных производителей ковров. Нет у этого города и каких-то особых преимуществ в ресурсах или издержках. Почему же тогда он стал ковровой столицей США? Дело в том, что в Дальтоне издавна существует ручное производство "пушистых" свитеров, полотенец, одеял и т.п. Оно началось еще в 1895 г., когда местная девушка по имени Кэтрин Эванс впервые сделала пушистое одеяло в качестве свадебного подарка. До Второй мировой войны большинство ковров в США производилось на Северо-Востоке страны. После войны была изобретена новая технология производства ковров, основанная на соединении основы из плотной ткани и ворсистого покрытия. Наличие в Дальтоне рабочей силы с опытом производства похожих швейных изделий и вывело этот город в лидеры коврового производства. В свою очередь лидирующее положение в отрасли привлекло в город производителей смежных отраслей, поставщиков ткани, пряжи и т. п. Вероятно, именно подобными факторами можно объяснить специализацию ряда стран на товарах, по которым они не имеют очевидных преимуществ в ресурсах скажем, специализацию Швейцарии на экспорте часов. Экономия на масштабе на уровне отрасли, а не отдельной фирмы, называется внешней. Она играет важную роль во внешней торговле, но отличается от внутренней экономии по своим последствиям. Во-первых, она не вызывает несовершенной конкуренции, так как размер фирмы может оставаться небольшим. Но, с другой стороны, торговля в условиях внешней экономии на масштабе не обязательно должна быть взаимовыгодной для всех стран-участниц.

При наличии внешних экономии более низкие издержки будет иметь страна, где выше объем производства в данной отрасли. Очевидно, что страна, которая может дешево производить какой-то товар, как правило, выпускает его в больших количествах. Внешняя экономия закрепляет направления межотраслевой торговли. Страны, которые исходно были крупными производителями какого-то продукта, остаются таковыми постоянно. Так происходит потому, что они все время имеют низкие издержки производства. Другой пример концентрации большого числа мелких предприятий, только на сей раз работающих на внешний рынок, можно найти в Северной Италии. Это городок Сассуоло центр производства керамической плитки. Италия ведущий экспортер этого продукта, на нее приходится около 60% мирового экспорта. Данная отрасль не отличается экономией на масштабе на уровне отдельного предприятия. В районе Сассуоло работает около 100 фирм. Хотя здесь не было своей Кэтрин Эванс, истории Сассуоло и Дальтона схожи: традиционное ручное производство, на базе которого возникла современная промышленность. Если Дальтон и Сассуоло выглядят как мелкие примеры (хотя на предприятиях в каждом из них заняты тысячи людей), то можно рассмотреть роль Лондона как финансового центра. Лондон главный международный финансовый центр в Европе и связующее звено между Европой и остальным миром Некоторые оценки показывают, что Великобритания получает около 10 млрд. долл. в год только от финансовых сделок, совершенных в Лондоне. Почему именно Лондон привлекает крупнейших финансовых посредников? Это не самое дешевое место для работы фирмы дорого стоит недвижимость, значительны транспортные издержки. Лондон не является столицей страны, лидирующей в мировой экономике британский ВНП в 1990 г. составлял 66% германского и был также меньше, чем у Франции и Италии. Объяснение, видимо, в том, что финансовые операции требуют, как правило, личного контакта участников сделок банкиров, инвесторов, юристов. Поэтому желательно, чтобы финансовые институты и юридические конторы были рядом, в рамках одного города. Однажды приобретенный этим городом статус финансового центра становится со временем самовоспроизводимым. Крупным финансовым центром Лондон стал во времена, когда Англия была крупнейшим в мире инвестором финансировала строительство Суэцкого канала, железных дорог в прериях Канады и аргентинских пампах, золотых приисков Австралии и Южной Африки. Хотя эти времена давно ушли, Лондон остается наилучшим местом для личного контакта банкиров друг с другом и с клиентами. Дополнительный толчок этой роли Лондона дало развитие современного международного рынка капиталов. Рис. 6.9 иллюстрирует этот случай. На нем показаны издержки производства часов как функция объема их выпуска, В торговле участвуют две страны Швейцария и Таиланд. В Швейцарии издержки производства обозначены ACSWISS, в Таиланде АСТНЛ1. Всемирный спрос показан кривой D. Предполагается, что он может быть удовлетворен любой из стран. Предположим, в часовой промышленности существует только внешняя экономия на масштабе, а сама отрасль состоит из множества мелких фирм. В условиях совершенной конкуренции между ними цена на часы держится на уровне средних издержек. Примем, что кривая издержек для Таиланда лежит ниже, чем для Швейцарии. Отсюда можно было бы заключить, что именно таиландские часы должны заполнить мировой рынок. Но это не так. Предположим, что исторически Швейцария первой появилась на рынке часов. Поэтому исходное равновесие установилось в точке 1 на рис. 6.9, где Швейцария производит Qi единиц часов по цене Р. В Таиланде часовая индустрия появилась позже, чем в Швейцарии. Исходный объем выпуска для Таиланда О = 0. При этом издержки у каждой отдельной фирмы в Таиланде равны Со- Это выше, чем уровень цен, сложившийся на рынке на тот момент. Поэтому, хотя, возможно, Таиланд и мог бы производить часы дешевле, чем Швейцария, именно она будет контролировать мировой рынок: На этом примере можно видеть, какую роль благодаря внешней экономии приобретает историческая случайность. Подобные экономии могут воспроизводить направления торговли, находящиеся в прямом противоречии со сравнительными преимуществами. Торговля на базе внешней экономии оказывает более сильный эффект на благосостояние стран, чем торговля на основе сравнительных преимуществ или экономии на масштабе на уровне фирмы. В целом для мировой экономики может быть разумным вариантом концентрация каких-то отраслей в немногих транах. Это позволит реализовать внешнюю экономию и повысить эффективность. Но, с другой стороны, благосостояние отдельных стран может в результате этого процесса ухудшиться. Пример того, как это может случится, показан на рис. 6.10. Представим себе вновь Швейцарию и Таиланд. И та, и другая страна способны производить часы, причем Таиланд может делать их дешевле, чем Швейцария. Но она появилась на этом рынке первой. Мировой спрос на часы отражает кривая DWORLD, а равновесие при господстве швейцарских производителей достигается в точке 1. На рисунке, кроме того, показан спрос на часы в Таиланде, DTHAI. В отсутствие торговли производство часов в Таиланде .будет самодостаточным и равновесие на его внутреннем рынке будет достигаться в точке 2. Из-за более низких средних издержек цены на таиландские часы (Р2) будут ниже цен швейцарских часов Р в точке 1. В данном примере при закрытости таиландской экономики местные потребители смогли бы покупать более дешевые часы местного производства, но участие страны во внешней торговле ведет к тому, что им приходится покупать более дорогие импортные часы. Это пример, когда участие страны во внешней торговле ухудшает ее благосостояние.

Здесь существует очевидный смысл в защите таиландских производителей от внешней конкуренции. Впрочем, оправдать протекционизм в подобных ситуациях в жизни обычно труднее, чем в теории. Как показано в гл. 11 и 12, на практике очень сложно выделить роль внешней экономии, что, в частности, является одним из аргументов против вмешательства государства во внешнюю торговлю.